5 марта пятница
СЕЙЧАС -13°С

«Грелся в кафе, чинился и ехал дальше»: югорчанин на мотоцикле пересек весь Ямал в -40 °С

А еще с ним была собака

Поделиться

Большую часть пути было темно — полярная ночь

Большую часть пути было темно — полярная ночь

Поделиться

Житель Нижневартовска, 37-летний Антон Бахарев, работает автомехаником. Первую январскую неделю, когда морозы достигали -40 °С, он провел в поездке на мотоцикле по Югре и Ямалу в компании аляскинского маламута Ямала и друзей-автомобилистов. Антон — член Российского географического общества, увлекается внедорожными поездками более пяти лет. Зачем кататься по зимнему Северу на мотоцикле и как такие путешествия меняют человека, узнал 86.RU.

— Почему мотоцикл? Два фактора-причины: захотелось проехаться на нем зимой по Северу и попробовать повторить этот маршрут: в 2014 году ребята из Урая и Сургута проходили здесь на мотоциклах, тоже в жестких условиях, зимой. Правда, их была целая банда, человек шесть, и, конечно, машина сопровождения и технической поддержки. Но они, в отличие от нас, полностью ехали по зимникам. Можно сказать, это сейчас мы прокатились по лайту.

О людях

«По лайту», не уточняет Антон — это 3,5 тысячи километров на мотоцикле с 3 по 9 января через Губкинский, Новый Уренгой, Салехард и Лабытнанги. В первый день же температура воздуха опустилась до -39 °С, а мотоциклист провел в дороге 20 часов — с семи утра до трех часов ночи.

— У нас был мотоцикл и четыре машины, десять человек и собака — аляскинский маламут Ямал. Я не мог его на неделю оставить дома: он один-два дня может потерпеть без меня, а потом начинает истерить — психологическая травма.

Подготовленный к путешествию мотоцикл и впечатлительный аляскинский маламут Антона Бахарева

Подготовленный к путешествию мотоцикл и впечатлительный аляскинский маламут Антона Бахарева

Поделиться

Ямал из Ноябрьска — это когда-то брошенный, а потом приютский пес. Антон забрал его год назад, и с тех пор, с первых дней, собака — его «хвост», говорит Бахарев. Маламут ехал в машине, но не переживал — знал, что хозяин рядом, расстраиваться нечего. Больше всего в поездке Антона впечатлили люди, хотя и красот было достаточно.

— Люди передавали нас другу другу: рассказывали друзьям, в сообществах, что едет такая-то компания, там парень на мотоцикле. И где мы только по Северу ни ехали, по каким городам — на заправках и остановках к нам подъезжали и спрашивали: «А, это вы?» Предлагали помощь. И не обязательно это были люди из мотосообществ. Во всех городах мне звонили, писали: «Обращайся, мы готовы оказать любую помощь». И добрые слова говорили, напутствия. Очень воодушевляли. Я настолько дико поражен взаимодействию людей, наша поездка изменила мое сознание. Появилась вера в людей, в доброту, в небезразличие.

Перед Новым Уренгоем у Антона пропало сцепление — 30 километров до города он мог доехать, но в поле на морозе ремонтироваться был не вариант.

— За 10 минут мне нашли человека, которого я вообще до этого не знал, — рассказывает Антон. — Сергей встретил нас на въезде, довез к себе в гараж, инструментом помог, материалами. В тепле отремонтировались за 15 минут. У него и остались ночевать, с шести вечера до ночи проговорили — он человек знающий, что такое зимние поездки, мы долго общались, делились впечатлениями, информацией. Он еще на мотоцикле утром проводил нас до выезда. До Салехарда мы ехали по капитальной дороге, 150 километров — асфальт, а остальное — грунтовка. Нам повезло, сложных участков дорог не было. Единственное, когда идет зимник вдоль Оби, то ветер был сильный боковой, но если ехать аккуратно, с головой, не нестись, то спокойно проезжаешь.

Это новоуренгоец Сергей, который за 10 минут нашел время помочь Антону

Это новоуренгоец Сергей, который за 10 минут нашел время помочь Антону

Поделиться

Господи, зачем я в это ввязался?

— Это был первый день! Самый сложный. Я выехал в семь утра из Нижневартовска и остановился в три ночи в Губкинском. Утром на термометре было -39 °С, а на ходу, естественно, холоднее. Начался туман, видимость отвратительная. Затем начались технические проблемы — намерзание проводов, разъемов под подогревы рук и ног. У меня начали замерзать ноги, возникла проблема с подогревом визора на шлеме, дорогу не видно. Начали посещать мысли, что нужно остановиться, подождать, когда потеплеет, не рисковать, не погибать ради чего-то… Но я прагматично начал продумывать ситуацию и как из нее выкрутиться.

В итоге я до трех часов ночи ехал до Губкинского. Грелся в разных кафешках, на заправках, ремонтировался, снова грелся и опять пробовал ехать. Проезжал 50 километров, понимал, что не согрелся или не починился, и — опять остановка, снова ремонт. И так потихоньку-потихоньку до Муравленко я дотянул, а с Муравленко стало уже немножко получше. Там оставалось 130 километров до Губкинского, решили уже доехать. Хотя в первый день первоначально планировали добраться до Нового Уренгоя.

О технике

— На такие большие расстояния я езжу порядка пяти лет. Это хобби. Сам член Русского географического общества. Когда готовил мотоцикл, специально на заказ нам ничего не изготавливали. Я подбирал из того, что я могу найти: прийти в магазин, померить, пощупать, проверить. В прошлом году я уже ездил зимой, не по такому маршруту, южнее — по Уралу, Пермскому краю. Там морозы до -20 °С, так что в эту поездку я уже примерно знал, чего ожидать.

Особое внимание уделили одежде. Это два слоя правильно подобранного термобелья, два костюма, один на другой, по характеристикам всё рассчитано на неподвижность. Обувь для очень низких температур, тоже с учетом того, что не подвигаешься. Подогрев ног и носки с подогревом. Стельки греющие. Одно дело, когда ходишь или просто стоишь, другое — когда едешь при температуре -40 °С в ветер.

Технику тоже подготовил основательно. Заменил все масла и жидкости на те, что с маркировкой на ниже -40 °С. Сделал дополнительную ветрозащиту, утеплил двигатель. Еще аккумулятор большей емкости установил: если стандартный на 12 ампер-часов, то я поставил на 50 ампер-часов. Дополнительные фары сделал, в три раза мощнее стандартных, и добавил более мощные габариты сзади — ехали в полярную ночь. Если в Югре темнеть начинает в четыре, то на Ямале в это время уже темно.

Антон обязательно повторит поездку, но пока не придумал, как на этот раз и куда он отправится.

— Такие поездки оставляют отпечаток в голове. Я поверил в отзывчивость людей. Там все прекрасно понимают, что условия жизни на Севере таковы, что сегодня нужно помочь кому-то, а завтра помощь придет к тебе. В Югре крупные города превратились в города вахтовиков, люди едут сюда за длинным рублем. И взаимопомощи стало меньше, это очень чувствуется. В любом другом городишке на Севере — чем дальше, тем более проявляется. К любому встречному можно подойти, задать вопрос, мгновенно соберет людей, если сам не может помочь, обратится к знакомым, прибежит, притащит. И тебе помогут незнакомые люди. И ничего с этого не берут. Хотя начинаешь предлагать, но — нет.

Антон — член Русского географического общества

Антон — член Русского географического общества

Поделиться

Когда мы останавливались сфотографироваться на дороге Надым — Салехард, все, кто проезжал мимо, останавливались, спрашивали, всё ли в порядке, чем помочь. Я раньше по ХМАО много мотался по работе, и как-то под Новый год, 30 числа, в -20 °С простоял четыре часа на оживленной трассе. Махал руками — и никто не останавливался, даже гаишники мимо проехали. Это было в 2014 году. Да и сейчас то же самое. А когда я начал тут жить, в 2011 году (я сам с Свердловской области), помочь было обязательно. А потом сошло на нет, теперь здесь каждый сам за себя и никто не собирается никому ничем помогать.

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!