СЕЙЧАС +15°С
Все новости
Все новости

«Платье всё в крови»: отец тайно сделал 9-летней дочери женское обрезание, чтобы она «не возбуждалась»

Врача, которая провела калечащую операцию, признали виновной, но медик продолжает работать

К сожалению, такие случаи в России всё еще не редкость

К сожалению, такие случаи в России всё еще не редкость

Поделиться

На Кавказе до сих пор есть сёла, где в понятия о женской скромности и чистоте входит полное отсутствие интереса к интимной жизни на физиологическом уровне. Конечно, женщины не сами делают такой выбор, чаще всего за них решают старшие родственники (интересно, что это обычно тоже женщины). Наши коллеги из Woman.ru записали историю о первом уголовном деле о женском обрезании со слов мамы пострадавшей девочки.

Женское обрезание — ритуальное частичное или полное удаление внешних женских гениталий без медицинской необходимости. Эта практика встречается в некоторых странах Африки, Азии и Ближнего Востока. По данным ЮНИСЕФ на 2016 год, эту процедуру перенесли по меньшей мере 200 миллионов женщин, живущих в 30 странах мира — Индонезии, Ираке, Йемене и 27 африканских странах, включая Египет. Также на 2018 год практика калечащих операций на женских гениталиях зафиксирована в нескольких регионах России.

Калечащие операции в основном проводят среди девочек в период между младенчеством и возрастом 15 лет. В половине же стран, по которым имеются данные, большинство девочек обрезаются до пяти лет.

Смысл такой процедуры кроется в гендерном неравенстве, это попытки контролировать женскую сексуальность из-за искаженных представлений о чистоте, скромности и красоте. Обычно её инициируют и проводят женщины, которые видят в этом источник чести и опасаются, что если их дочери и внучки не будут обрезаны, то это приведет к социальной изоляции девочек.

История Лины и ее дочери Аиши

Наши коллеги записали историю чеченки Лины, ее 9-летнюю дочь Аишу летом 2019 года родной отец втайне отправил на женское обрезание. Последствия этой процедуры теперь никак не исправить.

— Я сама виновата, думала, что возраст, когда это делают девочкам, уже прошел. У них же обычно до 7 лет стараются успеть. А моей уже 9 было, думала, всё, не тронут ее. Потому и отпустила спокойно к отцу, — сокрушается женщина.

С бывшим мужем Магомедом она в разводе. Они перестали жить вместе, еще когда Лина была беременна Аишей. Теперь мама и дочь живут в Грозном у родителей женщины, а Магомед со второй женой в Магасе — городе на юге России, столице Республики Ингушетия.

Лина говорит, что в их селе всем женщинам делают обрезание. Прошла через эту процедуру и наша героиня. Ей тогда не было еще и 18 лет, но она уже недавно стала мамой (у Лины есть старший сын). Женщина говорит, что этот день она будет помнить всю свою жизнь. А операцию Лине проводили прямо дома, на ковре.

— Пришла свекровь с тетками, и с ними женщина, специалистка по этому ритуалу. Расстелили простынь на ковре, ножницы свои специальные эта женщина обработала или нет, я даже не поняла. Ни анестезии, ничего такого. Я никогда не хотела подобного для своей девочки, — вспоминает женщина.

Интересно, что после развода муж Лины охотнее общался с сыном, а к дочери особого интереса не проявлял. А летом 2019 года стал активно зазывать к себе в гости на выходные. Женщина говорит, что от Грозного до Магаса час на маршрутке и она не заподозрила ничего дурного. Оказалось, вторая жена Магомеда Диляра взяла свою дочь, дочь Лины и утром повела обеих девочек к врачу на операцию. Никакого разрешения от матери и документов в клинике с Диляры не потребовали. Лине о произошедшем сообщил сын. И она сразу поехала в Магас за детьми, но было уже поздно.

«Платье всё в крови»

После процедуры Магомед дал дочери и сыну 500 рублей и отправил их в Грозный на маршрутке.

— На улице тогда такая жара стояла. А тут 500 рублей и маршрутка! Какая маршрутка? И я-то знаю, как себя чувствуешь после такого. Аиша еле живая просто села в машину, платье всё в крови. Даже не села, сидеть она не могла — легла на заднем сиденье. Я хотела плакать и рыдать навзрыд вместе с ней, но боялась своим поведением напугать дочь. Мне так обидно было за нее и горько, она очень стеснительная девочка, даже мне не разрешала в ванну к ней заходить. А тут такое, — вспоминает Лина.

Дома Аише стало совсем плохо. Она отказывалась есть и пить, не могла сходить в туалет, подскочила температура. Мама вызвала скорую.

— Когда врачи приехали, молоденькие девчонки спросили, что случилось, я ответила: «Отец сделал ей обрезание». Они даже не поняли, о чём речь. Смотрели на меня как на психбольную: «Какое обрезание? У вас же девочка!» Врач в больнице, которая Аишу осматривала, пришла в ужас, — говорит женщина.

Именно врачи обратились в полицию, ведь, если насилие произошло над ребенком, они обязаны сообщить в органы. К нашему удивлению, Лина говорит, что сама бы не обратилась в полицию, по словам женщины, у них не принято писать друг на друга заявления.

Позже оказалось, что такая услуга даже значится в прайс-листе клиники. Лина нашла социальные сети этого медицинского учреждения, а ее сестра написала им под видом интересующейся клиентки.

— Спросила, проводят ли у них женское обрезание детям. Ей ответили: «Да, делает детский гинеколог Нальгиева Изаня. Стоимость — 2000 рублей».

Но когда женщина приехала в клинику, карточки ее дочери там не оказалось.

Скриншот из аккаунта клиники в социальной сети

Скриншот из аккаунта клиники в социальной сети

Поделиться

Лина с сестрой приехала в эту клинику и три часа просидела в кабинете у главврача. Никаких документов, подтверждающих законное проведение манипуляции, у руководства так и не нашлось.

Следственный комитет Чечни по факту случившегося завел уголовное дело. Суды растянулись на годы, и только в конце января 2022-го суд вынес решение: признать врача Нальгиеву виновной в причинении легкого вреда здоровью и назначить наказание в виде штрафа в 30 000 рублей. Мать Аиши не согласна с приговором, адвокаты настаивают на пересмотре статьи, по которой было изначально возбуждено дело. Сторона обвинения считает, что это не легкий вред здоровью, ведь в постановлении правительства есть указание, что потеря органа или потеря функций органа квалифицируется как тяжкий вред здоровью.

К сожалению, случай Аиши не единственный. Но что уникально — это фактически первый в России официально признанный факт калечащей ритуальной операции.

Беглянки на КПП «Верхний Ларс»

Еще одна ужасная история потрясла Россию 29 октября 2022 года, когда правозащитники кризисной группы «CK SOS» заявили, что на КПП «Верхний Ларс» в течение 8 часов удерживают четырех девушек из Дагестана. В Telegram-канале организации утверждалось, что их подзащитные опасаются убийства со стороны родственников.

— В детстве сестры подверглись женскому обрезанию. Долгое время девушки думали о побеге, а окончательное решение приняли, когда одну из них захотели выдать замуж за двоюродного брата, — писали тогда правозащитники.

Позже в Сети появились и имена беглянок: Хазриева Хадижат (20 лет), ее троюродная сестра Патимат (18 лет) и две двоюродные — Газимагомедова Аминат (24 года) и Магомедова Патимат (20 лет).

Хазриева Хадижат, ее троюродная сестра Патимат и две двоюродные — Газимагомедова Аминат и Магомедова Патимат долго решались на побег

Хазриева Хадижат, ее троюродная сестра Патимат и две двоюродные — Газимагомедова Аминат и Магомедова Патимат долго решались на побег

Поделиться

Все эти долгие часы, проведенные на КПП «Верхний Ларс», сестры рассказывали, а СМИ транслировали, какие непростые нравы царили в их семье. Например, из дома без сопровождения выходить строго запрещалось. По мнению родственников сестер, школа для девочек — вещь абсолютно лишняя, а высшее образование — тем более незачем. У сестер за плечами только по 6 классов образования — дальше их семьи настояли на окончании обучения.

Сестер били, если они пропускали молитвы. Но последней каплей для девушек стало решение выдать Патимат замуж за двоюродного брата. Конечно, девушка сопротивлялась как могла, но родственников это мало интересовало. «Все так женятся и живут прекрасно», — такой был ответ на ее протест.

На пути к бегству молодых женщин ждало немало проблем. Например, у младшей, Патимат, не было загранпаспорта. Сестры приняли решение сначала сбежать в Москву и там уже оформить документы. Они рассчитывали затеряться в столице. Жили в приюте, ночевали на полу, питались только чаем с хлебом и маслом и даже на улицу лишний раз выйти боялись. Тем временем их искали разъяренные родственники. Побег незамужних девушек — это позор на весь род, и вернуть их для родни — дело чести. Дошло до того, что мать Аминат под видом жертвы домашнего насилия и по чужому паспорту даже пыталась подселиться в приют, где жили девушки, но ей не удалось.

И когда в конце октября сестер задержали на границе с Грузией, они не сомневались: пограничники ждут приезда их родни, чтобы сдать им беглянок.

— Нас просто убьют, — обреченно говорили сестры журналистам. — Что такое убийство чести, мы знаем. Это не мифы. Конечно, не сразу, подождут, когда уляжется шумиха. Но убьют точно.

И действительно, спустя 8 часов задержания на границу приехали родственники девушек. Но к этому моменту уже многие в России знали об истории «кавказских пленниц», ряд СМИ выпустил публикации об их незаконном задержании, информацию начали быстро распространять в социальных сетях. И пограничники сдались, тем более никаких законных оснований не выпустить девушек из РФ они так и не нашли.

— Благодаря этой огласке мы смогли выбраться, спастись, покинуть Россию. Сейчас мы в Грузии, с нами всё хорошо. <...> Сейчас мы в относительной безопасности. Конечно же, нас ищут, наши родственники обещали найти нас и в Грузии. Но будем надеяться, что всё будет хорошо, — поделились девушки.

Тогда мы связались с девушками через 2 недели после побега и узнали, как они живут и какие у них планы.

Что еще почитать

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter