RU89
Погода

Сейчас-12°C

Сейчас в Салехарде

Погода-12°

ясная погода, без осадков

ощущается как -16

1 м/c,

южн.

769мм 55%
Подробнее
USD 94,09
EUR 100,53
Страна и мир истории «Боженька любит меня и дает пожить»: как в 100 лет не потерять бодрость — рецепт долгожительницы

«Боженька любит меня и дает пожить»: как в 100 лет не потерять бодрость — рецепт долгожительницы

Валентина Соловьева пережила войну, строила Челябинский металлургический комбинат, похоронила мужа и сына

Родилась Валентина Михайловна Соловьева 23 сентября 1923 года

— Позавчера мне звонит сын и говорит: «Мам, бабушка там окна моет». Я говорю: «Что?!» Бросилась сюда с работы, прилетела за полчаса. А мама спокойно мне открывает дверь: «Ты чего? Ты же на работе?»

За эти полчаса дороги, признается Людмила, в голове мелькали страшные картины. Больше всего боялась, что мама просто не удержится на подоконнике и в свои 100 лет упадет с высоты. Но сама хрупкая и худенькая юбилярша от всех возмущений дочери только отмахивается. Говорит, не могла оставаться с грязным окном, зная, что на днях ее придут поздравлять гости.

Валентина Михайловна встречает нас в теплом халатике. Дома у нее сейчас весьма прохладно

— Ой, как я забиралась на это окно, — смеется Валентина Михайловна. — Я поставила стул рядом, пыталась и так, и сяк залезть. Раньше-то раз — и всё, а теперь так не получается. Но я всё-таки залезла, открыла окно, вымыла, закрыла. Посмотрела, где табуретка стоит, и потихоньку слезла.

Зато теперь, шутит Валентина Соловьева, к юбилею она готова полностью. 100 лет ветерану из Челябинска исполняется в субботу, 23 сентября. Семья запланировала общий сбор в ресторане, куда долгожительница хочет надеть свое скромное коричневое платье с медалями. О секретах долголетия, доли санитарок в Великой Отечественной войне, строительстве Челябинского металлургического комбината и единственной на всю жизнь любви — в интервью Валентины Соловьевой нашим челябинским коллегам из 74.RU.

«Родителей не помню»

— Я же с Лениным жила, — шутит Валентина Михайловна. — И как Сталин умер, помню.

О том, как умудрилась дожить до 100 лет, Валентина Соловьева нам рассказывает в своей однокомнатной квартире. Это жилье получила как ветеран войны, вырастила в нем двоих детей. Хотя вообще-то Челябинск для долгожительницы — не родной город. Родилась Валентина Михайловна в деревне рядом с городом Ельцом. Тогда, в 1920-х, он относился к Орловской области.

— Я родителей не помню. Мне было три года, когда мама умерла, — рассказывает Валентина Соловьева. — Нас осталось трое детей, воспитывала бабушка.

На память о маме осталось старенькое фото

Жизнь в деревне, признается наша героиня, была совсем не простой. Лет с 10 Валентина Михайловна уже «ходила в няньках», потом помогала в колхозе (подростков отправляли полоть пшеницу) и носила домашнее молоко в соседнюю деревню — меняла на хлеб или сахарок. А вот получить образование девочке тогда не удалось — в их деревне школы не было, а далеко ходить каждый день по сугробам было не в чем.

— Я пошла в школу и училась, пока тепло было. А как холодно стало, снег выпал, я дома села. Потому что обуваться не во что было, — объясняет Валентина Михайловна. — Бабушка сказала: «Босиком-то ведь не пойдешь. Снег на улице. Сиди дома».

«Раненый плачет, и у меня слезы текут»

Без образования Валентина Михайловна могла бы всю жизнь проработать в колхозе, но всё изменила начавшаяся война. Девочке было 17 лет, когда у них в деревне появились немецкие войска.

— Немец пришел в деревню, по домам ходил. Нас было тогда пятеро детей дома. Бабушка всех собрала на печку, — вспоминает Валентина Соловьева. — Когда зашли немцы, у бабушки спрашивали: «Яйки-яйки». Яйца им надо было, мясо. Они бабушку тоже загнали на печку, начали кур резать, варить, есть, а мы сидели. Потом пожарили, пожрали и ушли. Правда, из людей никого не тронули — по всей деревне. А в других-то местах и убивали, детей в колодец бросали.

Визит немцев сильно напугал, но, к счастью, семью и соседей не тронули

Дождавшись 18-летия, Валентина Соловьева пошла в военкомат. Там ее сразу распределили в санитарный поезд, вывозить раненых. Санитаркой девчонка отработала три года.

— Они [раненые] плачут, и мы вместе с ними плачем. Ну а как? Им же больно, — делится Валентина Михайловна. — Вот парнишка показывает руку, а у него кисти нет, одна культя. Он плачет, и у меня слезы текут. Если ранки маленькие, нас уже научили, как обращаться с ними, как перевязывать. А большими ранами уже другие девчонки занимались. Перевязывали руки, ноги, головы. Погружали раненых на машину, на лошадь, на поезд.

18-летней девочкой Валентина Соловьева помогала спасать раненых

Погибших мальчишек тоже было много, рассказывает Валентина Соловьева. Ее родной старший брат Василий был в их числе.

— Он погиб в Венгрии за два месяца до победы, в марте 1945 года, — рассказывает дочь Валентины Михайловны Людмила.

Старший брат с войны не вернулся

Переезд в Челябинск

Вернувшись с войны в родную деревню, Валентина Соловьева довольно быстро поняла, что оставаться в колхозе не хочет. Работа была очень тяжелой, после нее придешь домой — и падаешь спать. Хотелось уехать и найти лучший для себя вариант.

— Как раз в то время была вербовка в Челябинск, на строительство ЧМК, — рассказывает Валентина Михайловна. — Мы пошли с девчонками гулять и увидели, что объявление висит о наборе. Я решила ехать. У девчонок-то мама и папа были, они дома остались, а у меня никого не было. Уже когда сюда приехала, скучала по дому, уехать хотела, а потом подумала: «Ну, куда я поеду? Опять к бабушке? К тете?» Так и привыкла здесь.

Район, где живет Валентина Михайловна, строился у нее на глазах

В Челябинск из Орловской области Валентина Соловьева прибыла году в 1948-м, осенью. Вместе с ней в поезде ехали девчонки из соседних деревень. Урал тогда сразу поразил холодной погодой.

— Тогда зимы шибко холодные были, до 40 градусов доходило, — рассказывает Валентина Михайловна. — Нас поселили в общежитие, и там было холодно. Барак-то большой, в одном углу печка, в другом, но они еле-еле дышат. Мы замерзали, в чем днем ходили, в том и спать ложились.

Основные цеха ЧМК строили в 1940-е годы
Но масштабные работы шли и в 1950-е
Работы тогда хватало всем

Зато в Челябинске быстро появились друзья и за работу на заводе платили настоящие деньги. Это сейчас Металлургический район огромен, как и сам завод, делится Валентина Соловьева, а поначалу выглядел по-другому. Всё появилось буквально на ее глазах.

— Мы с девчонками кирпичи таскали, раствор таскали. Мальчишки кладут стенки, а мы раствор разводим и таскаем, подаем им, — вспоминает долгожительница. — А потом какой построили большой завод! Работали обычно по восемь часов, но если работы много и надо побыстрее, то оставались дольше. Тогда дружные были мальчишки, девчонки. Хорошо друг к другу относились.

«Вовке было месяцев пять, когда отец умер»

В общей компании Валентина Михайловна и познакомилась с будущим мужем. Он в Челябинск переехал из Казахстана, тоже работал на строительстве металлургического завода. От расспросов о знакомстве и романтике долгожительница шутливо отмахивается.

— Мы дружили-дружили. Говорит: «Давай поженимся». — «Ну, давай поженимся». Жили мы в бараке. Я сейчас и не найду, где это, — признается Валентина Соловьева.

— Хорошо жили? Не ссорились? — спрашиваем мы.

— Всякое бывало, — пожимает она плечами. — Как жизнь жить да не поссориться?

Пышной свадьбы с фотографом и множеством гостей у молодоженов не было

— А цветы вам муж дарил?

— А как же! Но на день рождения, — смеется наша героиня. — Просто так не принято было. Это сейчас всё есть, а тогда жили шибко тяжело.

Ни о цветах без повода, ни о дорогих подарках, да даже о подаренных нарядных платьях тогда речи не шло, говорит Валентина Михайловна.

— Это шибко много денег надо было от семьи отобрать. Так, что-то легкое дарил, — объясняет она. — Чтобы платье купить, нужны были деньги большие, а у нас ведь семья.

Первой у молодой пары родилась дочка Людмила, а еще лет через шесть — сын Володя. Но долгого семейного счастья не получилось.

Дочери долгожительницы Людмиле сейчас 73 года

— Хорошо помню момент, когда Вову принесли из роддома, и отец сказал: «Как назовем-то?» Все в ответ молчали. Тогда он сказал: «Я хочу Юрой». А я ему: «Нет, только Володей, как Владимира Ильича». И брата назвали Вовой, — рассказывает дочь долгожительницы Людмила. — Вовке было месяцев пять, когда отец умер. Заболел туберкулезом. Это сейчас туберкулез лечится, а тогда по-другому было.

— Сперва воспаление легких, потом больше-больше, — добавляет Валентина Михайловна.

Двоих детей поднимала одна


В 30 с небольшим лет Валентина Соловьева осталась одна, с двумя детьми на руках. Родные жили далеко, ждать помощи было неоткуда. А выходить замуж второй раз вдова не стала.

— А ведь за ней ведь ухаживали мужчины, — улыбается дочь Людмила.

— Ухаживали, — подтверждает Валентина Соловьева. — Но я уж не хотела изменять своему мужу. Нет, мой муж был лучше всех, не нужны мне чужие мужики. Он добрый был, красивый. Когда я была беременная, думала: «Хоть бы родилась девчонка и похожа была на отца». Родилась Люда, и похожа она на папу.

Людмила отца почти не помнит

Туберкулез, ставший причиной смерти мужа, отразился тогда на всех. Никто больше, к счастью, не заболел, но семья попала под наблюдение врачей.

— Из-за того, что отец был туберкулезником, меня и брата забрали в интернат санаторно-курортный, — вспоминает Людмила. — В первом классе я училась в обычной школе, а когда отец умер, меня практически сразу перевели, и мы там были под наблюдением. Я проучилась там до восьмого класса. И точно так же брат, когда он подрос, его тоже забрали туда учиться.

Будни детям приходилось проводить в интернате, и только на выходные их отпускали к матери.

— У нас там ходил автобус, и мы приезжали — сами, без родителей. А в понедельник возвращались обратно, — вспоминает Людмила. — Там нас хорошо кормили, проводили процедуры, постоянно делали пробу Пирке — делается надрез, вводится сыворотка, и если она начинает действовать, значит, у нас есть туберкулезная палочка, а если нет, то всё нормально. Раз или два раза в год делали.

Валентина Михайловна успела поработать и на заводах...
...и в детском саду

Пока дети были в интернате, Валентина Михайловна зарабатывала им на жизнь, иногда устраиваясь и в два места одновременно.

— Она на ЧМК работала, потом перешла разнорабочей на ЧМС — «Челябметаллургстрой», потом работала в цехе озеленения, — вспоминает Людмила. — А когда мы уже сюда переехали, мама работала в детском саду прямо за домом — помощником воспитателя. Потом работала в столовой, а закончила снова на ЧМЗ.

— На пенсию-то я уже ушла лет в 70, а так всё работала, работала. А что делать? Кормить-то надо детей, — рассуждает Валентина Михайловна. — Я одна, папы не было. И самой себе что-то надо, и за квартиру платить. Ничего не поделать, жизнь такая. Видимо, так суждено.

Ни одной жалобы на жизнь от Валентины Соловьевой мы не услышали

Секреты долголетия

Именно это — работу и постоянную занятость — семья считает одним из секретов долголетия Валентины Михайловны. Даже после выхода на пенсию она не сидела на месте, а помогала детям — возилась с внуками.

— Мама говорит: «Наверное, потому, что я так работала, боженька любит меня и дает пожить», — улыбается Людмила.

— Работать надо, работать на себя, — подтверждает долгожительница. — А кто не работает, тот и не ест. Хотя сейчас жизнь у молодежи совсем другая. Всё у них есть, родители помогают, сами работают. А мы-то как жили? Не было ничего.

У Валентины Соловьевой двое детей, два внука, пять правнуков, два праправнука
Одинокой она себя не чувствует

Тому, что дожила до 100 лет, Валентина Михайловна и сама удивляется.

— У вас диета, физкультура? — спрашиваем мы.

— Ничего у меня нет, — пожимает плечами ветеран.

— Я думаю, это еще гены такие, — предполагает дочь Людмила. — Почти все женщины в семье минимум до 80 лет жили, а то и больше. У нее и племянницам сейчас 82 года и 85 лет. Хорошо чувствуют себя, хорошо выглядят. Это дочери ее старшей сестры, которая два месяца не дожила до 100 лет. Видимо, порода такая.

Валентина Михайловна, правда, сетует на головную боль — особенно после долгих разговоров о пережитом

И даже в 100 лет Валентине Соловьевой под силу вести хозяйство. Из дома, правда, она теперь выходит редко, но квартиру держит в чистоте.

— Я и сейчас сама всё приготовлю себе, приберу. Правда, стирает Люда, — рассказывает Валентина Михайловна. — Я и пылесошу сама, когда надо. Двигаться-то надо всё равно, что-то делать надо.

— Она у нас чистюля, — подтверждает Людмила. — Это сейчас уже чуть-чуть не так, а раньше у нее на столе скатерть была. На скатерти клеенка, чтобы скатерть не запачкалась. На клеенке салфетка, чтобы клеенка не запачкалась. И примерно так везде было. У нее никогда ничего не разбросано, всё на месте лежит.

На правой руке наша героиня носит подарок дочери — кольцо с надписью «Спаси и сохрани»

Интернетом долгожительница не пользуется, но телефон и телевизор у нее есть. Говорит, очень любит смотреть вечерние новости и концерты. А с закупкой продуктов ей помогают родные и соцработник, который приходит три раза в неделю.

— Что закажешь, она всё приносит. И молоко прошу, и хлебушка, и сахарок, — перечисляет Валентина Михайловна.

— Фрукты, творог, холодец, мяско, — поддерживает дочь. — Соцработник уже и сама всё знает. Она придет, спросит: «Валентина Михайловна, что надо?» — «Я не знаю». — «Ладно». И приносит то, что надо. Потому что она ходит ко многим старикам и уже знает, что им надо. Это же люди, которые едят то, что есть. Мама и фрукты ест, и овощи, и борщи, и супы.

Есть, правда, у долголетия и свои минусы. Валентина Михайловна успела похоронить не только мужа, но и сына, а еще — многих друзей.

— Сейчас у меня тут только две бабушки остались, и то они не выходят. А ранешных моих друзей уже давно нет. Только я одна живу и живу.

Отмечать день рождения Валентины Михайловны будут всей семьей
Она для похода в ресторан выбрала коричневое платье с медалями

Кстати, многих долгожителей объединяют довольно простые привычки. Вот результаты медицинских исследований.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем